Чтоб я так жил! История дуэлянтки, фехтовальщицы и оперной певицы Жюли Д’Обиньи

0

Вела себя, как мужчина: так интереснее!

Жюли росла в окружении мальчиков: ее отец служил у графа д’Арманьяка, он обучал пажей для королевского двора (по другим данным — был главным конюшим) и свою дочь с ранних лет учил фехтовальному мастерству, считая, что она должна уметь защитить себя. А еще Жюли много читала, училась музыке и пению, неплохо рисовала. В итоге из нее выросла красивая и образованная девушка — голубоглазая, белокурая, и… свободная, как мужчина. Ведь женщинам в то время запрещалось почти все. 

Луи де Лоррен Арманьяк

Любовник, муж, еще один любовник

На 15-летнюю красавицу обратил внимание граф д’Арманьяк, и она стала его любовницей. Узнав об этом, отец Жюли, чтобы «прикрыть грех», выдал ее замуж за некоего господина Мопена. И облегченно вздохнул: наконец-то своевольная девчонка угомонится. Не тут-то было! С пожилым супругом ей было скучно. Однажды Жюли познакомилась с известным во Франции фехтовальщиком по имени Серан, и пылкий юноша уговорил ее бежать вместе с ним из Парижа в Марсель: ему нужно было скрыться после убийства противника на дуэли. 

Показала грудь, чтобы доказать: она женщина!

Жизнь в Марселе оказалась весьма увлекательной. Парочка зарабатывала себе на жизнь тем, что мастерски фехтовала перед публикой. Жюли при этом выступала в мужском костюме, с ней сражались лучшие мастера клинка, но неизменно проигрывали. «Вишенкой на торте» становилось известие о том, что победитель — женщина. Подобные сцены вызывали фурор. Когда один из проигравших не поверил, что его превзошла женщина, Жюли разорвала рубашку и обнажила грудь: вот вам доказательство! Надоедало фехтовать — пели прямо на улице. Им неплохо за это подавали: голоса у обоих были превосходные.

Запретная любовь

Но скоро взаимная страсть иссякла. Жюли и Серан расстались, и вскоре у нее появилось новое увлечение — дочь марсельского торговца. Об этом скандальном романе вскоре узнали родители девушки — и заточили ее в монастырь. Думали, что спасли ее тем самым от нахальной девицы Д’Обиньи. Но от Жюли было не так-то просто отделаться! Она пробралась в тот самый монастырь и даже постриглась в монахини, чтобы оставаться рядом с любимой. Некоторое время подружки прожили в монастырских стенах, а потом решили сбежать: уж больно тоскливо им там было. И сбежали, да не просто так, а в духе романов Дюма: узнав, что умерла одна из монахинь, Жюли ночью перенесла ее тело в кровать подруги и подожгла монастырь: чтобы все подумали, что сгорела ее возлюбленная. 

Приговорили к смерти

Конечно, монахини быстро разобрались, кто устроил поджог. И Жюли начали разыскивать, чтобы казнить. Причем искали ее как «кавалера Д’Обиньи» — кто-то видел ее бежавшей из монастыря в мужском платье, да и никто бы не поверил, что такие безобразия вытворяла дама. Через несколько месяцев, к слову, Жюли решила порвать с возлюбленной. 
Девушка — куда ей было деваться! — вернулась к родителям. И, видимо, выдала Жюли полиции. Дерзкую девчонку схватили, судили и приговорили к сожжению: за «растление невинной девицы» и поджог монастыря. По некоторым сведениям, узнав о суровом приговоре для дочери, отец Жюли бросился за помощью к самому королю Франции. Людовик XIV, выслушав рассказ опечаленного отца, проникся к девушке симпатией: надо же, ей еще двадцати нет, а столько всего натворила, бунтуя против условностей пола! Восхищенный Король-Солнце помиловал Жюли. Может быть, ему просто было интересно, что она будет делать дальше?  

Мадемуазель Мопен из Оперы. Гравюра неизвестного автора. Ок. 1700

Звезда Парижской оперы

Вскоре в ее жизни началась новая глава. Обладавшая редким голосом — низким женским контральто — Жюли стала петь в опере и скоро сделалась знаменитостью. А одновременно с успехами в опере она продолжала развлекаться как привыкла: фехтовала в мужском костюме, вызывала на дуэль мужчин и флиртовала напропалую, причем как с мужчинами, так и с женщинами. А однажды, явившись на королевский бал в мужской одежде, вызвала громкий скандал: мало того, что танцевала не с кавалерами, а с девицами, так еще и поцеловала одну из них прямо при всех! (Кстати, младший брат короля сам не прочь был потанцевать на балу в женской одежде).

Обыватели возмутились. А Жюли вызвала на дуэль сразу троих господ и одержала подряд три победы. Правда, после этого ей пришлось скрыться из страны: дуэли вообще-то были запрещены, и ей грозили крупные неприятности вплоть до смертной казни.

Поставила на место капризную аристократку

Некоторое время девушка провела в Испании. Там ее взяла к себе горничной одна из испанских аристократок. Но такая работа была не для Жюли: она не привыкла подчиняться, а хозяйка вела себя бесцеремонно и постоянно придиралась. Кончилось все тем, что Жюли, одевая и причесывая даму, вставила в прическу свежие редиски. Это вызвало смех при дворе, где контесса рассчитывала произвести совсем другое впечатление. Жюли сбежала обратно в Париж. К тому времени ей уже было известно, что ей ничего не грозит: поскольку запрет на дуэли касался мужчин, на нее закон не распространялся. Поговаривали, что здесь снова не обошлось без заступничества короля.

Потеря любимой и депрессия

И она продолжала шокировать общество. Ее следующей партнершей стала самая красивая женщина страны — маркиза де Флорансак. Два года женщины жили вместе, не обращая внимания на пересуды и порицание. А потом маркиза умерла, и Жюли впала в депрессию. И ушла в монастырь, на этот раз «по-настоящему». Скончалась Жюли Д’Обиньи совсем молодой: ей было немногим больше 30. Во Франции о ней до сих пор рассказывают легенды, пишут книги и снимают фильмы: красавица, талантливая певица, отважная дуэлянтка, одной из первых начавшая выходить в свет в брюках, оставила о себе добрую память.

Источник

Оставить комментарий